Лодка для ловли китов

В систематическом отношении китообразные относятся к группе копытных животных. Они происходят от наземных всеядных хищников, бывших предками также и парнокопытных свиней, оленей, быков и т. По происхождению и те, и другие одинаковы. Поэтому чем животное крупнее, тем меньше относительный размер его мозга. Мозг кита в этом случае оказывается даже больше, чем можно было бы ожидать у такого крупного животного, и соответствует очень высоким интеллектуальным возможностям примерно на уровне собаки или обезьяны. В х годах XIX века американские китобои обшарили в поисках добычи самые отдаленнейшие уголки Мирового океана. Затем подошла очередь прибрежных вод Японии, а в году четыре китобойных судна из Нантакета занимались охотой на китов неподалеку от Занзибара, у Сейшельских островов и в Красном море.

Идёт охота на китов

В году американские китобои впервые прошли Беринговым проливом. Правда, до тех пор, пока в году один китобоец из Саг-Харбора не прошел раз через этот пролив и не привез богатую добычу, о ловле китов в этго местах почти ничего не было известно. В году китобои из Ныо-Бедфорда впервые забили усатых китов в северной части Тихого океана, недалеко от Камчатки. Теперь китобойные суда уходили в плавание на четыре, а то и на пять лет. Все эти годы они добывали китов и вытапливали ворвань, по частям отправляя ее на родину с грузовыми судами из разных портов, которые лежали на их пути. И наконец, до отказа набив собственные трюмы ворванью, возвращались сами домой. Около года в Америке один только тихоокеанский китобойный флот насчитывал примерно кораблей. Но с года значительная часть судов встала на прикол, оказавшись. Но самый большой ущерб американскому китобойному промыслу нанесла гражданская война. Многие китобойцы, в большинстве своем принадлежавшие портам северных штатов, были взяты в плен или просто уничтожены военными кораблями южных штатов и каперами. Поэтому владельцы китобойных судов предпочитали держать свои корабли на приколе, чем отправлять их в море. Наполнив трюмы кораблей камнями, их затопили у входов в гавани Чарлстон и Саванна, во-первых, чтобы заблокировать эти порты, а во-вторых, чтобы китобойцы не попали в руки ни контрабандистам, ни каперам. После войны китобойный промысел начал было возрождаться, но тут возникла новая преграда: Сначала с этим новым конкурентом бороться было сравнительно легко. Но чем дальше, тем больше падал спрос на ворвань, а с падением спроса падала и цена. Тем не менее американские китобои продолжали охотиться и на кашалотов, рассеянных по всему Мировому океану. Кроме того, большой северный тихоокеанский китобойный флот занимался также охотой на гренландских и серых китов в Беринговом проливе и к северу от него, крейсируя вдоль побережий Азии — до самой Японии и Америки — до Южной Калифорнии. Но в году северный флот потерпел катастрофу: Испытав по пути тяжелейшие лишения и трудности, моряки волоком дотащили вельботы по льду до открытой воды, где их и подобрали уцелевшие суда. При этом ни один человек не погиб, и все тысяча двести моряков благополучно сошли на берег в Гонолулу. От этого удара северный тихоокеанский китобойный промысел уже не смог оправиться. Хотя немногочисленные китобойные суда еще и ходили в Арктику — через Берингов пролив и через Девисов пролив в море Баффина и в залив Мелвилл,— к году китобойный промысел в арктических морях практически уже не велся. Примерно к этому же времени американцы перестали охотиться и на кашалотов. К первому десятилетию XX века осталось уже совсем мало старомодных парусников, которые, охотясь за китами, попутно совершали рейды к оскудевшим лежбищам морских котиков. Некоторые же из них охотились еще и на морских слонов, державшихся около уединенных субантарктических островов. После первой мировой войны была сделана еще одна попытка отправить в море несколько парусных судов.

Если не считать нескольких шхун, отправлявшихся на лов китов в течение еще двух-трех лет, эта попытка была последней.

лодка для ловли китов

Американский китобойный парусный флот более не существовал. Приемы лова китов были существенно усовершенствованы американскими охотниками на кашалотов, у которых эта охота превратилась в почти ритуальное действо с неким мистическим оттенком. Суда, выходившие из портов Новой Англии, обычно делали первый заход на Азорские острова или острова Зеленого Мыса, где за счет местных жителей — искусных мореходов и гарпунеров — пополнялся состав экипажей. В наше время только на Азорских островах еще сохранились старинные способы охоты на кашалотов. Раньше на американских китобойных судах китов высматривали специальные дозорные, которые стояли на мачте, надев вокруг пояса медный обруч, надежно прикрепленный к бом-брам-стеньге. Когда киты показывались на поверхности воды, с корабля спускались вельботы с большей частью экипажа, на судне же оставалось лишь несколько матросов. Один из них поднимался на верхушку мачты, чтобы сигналами показывать лодкам, куда надо плыть. Система сигналов, применявшаяся в этих случаях, была чрезвычайно сложной: Вельботы имели в длину около 10 метров, а в ширину — метра 2. Нос и корма у них были заостренные, борта с широким развалом, вдоль носовой части устанавливались киповые планки с пазами стравливания линя, который начинает разматываться, когда кит загарпунен. Линь укладывался в бадью в кормовой части между двумя банками и несколькими витками для торможения наматывался на пал, а. Чтобы быстрее настичь кита, вельботы сначала шли под парусами, но затем паруса и мачта убирались, и оставшуюся часть пути проходили на веслах. Экипаж вельбота состоял из шести человек. Старший сидел на корме, у 7-метрового рулевого весла, а рулевой, он же гарпунер, подгребал передним веслом. Кай только кита загарпунивали, старший и гарпунер менялись местами. Кит, пытаясь освободиться от гарпуна, тянул вельбот на лине за собой. В конце концов он уставал, вельбот подходил к нему почти вплотную, и старший добивал кита простым копьем или копьем-гранатой. Граната, которую выстреливали из тяжелого ружья, взрывалась в теле животного. Смертельно раненный гранатой, кит обычно погибал быстрее, чем тогда, когда его добивали простым копьем, даже если копье попадало прямо в легкие или сердце животного. Ловля кита происходит обыкновенно следующим образом.

лодка для ловли китов

Когда корабль прибудет в море, где можно найти китов, он крейсирует туда и сюда, причем на мачте обыкновенно два матроса зорко смотрят во все стороны. Когда это решено, то по приказанию капитана лодки, которых обыкновенно большое китоловное судно имеет четыре, спускаются на воду. Прошли уже пять километров китов пока не видно. Охотники наблюдают за горизонтом. Охотник-гарпунёр Григорий Внезапно взревел мотор и лодка понеслась куда-то в сторону. Из воды поднялся фонтан, а потом еще два поменьше. Это мамка и два детёныша. Оставляем их в покое уходим дальше. Через несколько минут на горизонте вновь показался фонтан.

  • Рыбалка в можайске с домиками
  • Клюет сом на базе
  • Стол для наживки
  • Рыбалка на прудах в митяево
  • Лодки, как борзые увидавшие заяца, несутся в сторону водяного столба. Загарпунить удаётся не сразу. Вынырнув и набрав воздуха кит минут на уходит в воду. Развлекательный и полезный портал о рыбалке. Охота на китов С давних времен люди используют китовое мясо для приготовления пищи, а японцы утверждают, что Япония начала его употреблять около девяти тысяч лет назад. Через два-три дня кит умирает и его волнами выбрасывает на берег. Кит объявляется собственностью охотника, бросившего копье,- на наконечнике этого копья вырезан отличительный знак его владельца. Почему же огромный кит умирает от раны, нанесенной простым копьем? Все дело в том, что перед охотой наконечник копья смазывают ядом. Они тоже смазывают дротики ядом из аконита. Приготовляется яд следующим образом: Тогда в нее окунают наконечники дротиков и копий. Рана, нанесенная таким оружием, оказывается смертельной". Вот что он писал о жителях Курильских островов: Добравшись до такого места, они мечут отравленные стрелы во всех животных, которые попадаются им навстречу, отчего киты начинают яростно пускать фонтаны и бить хвостами, а затем уходят глубоко в воду. Но через некоторое время один или несколько китов оказываются выброшенными на берег. Если кита выбрасывает на берег на Камчатке, жители привязывают тушу тонкой веревкой к воткнутому в песок шесту, считая, что после этого ни духи моря, ни дух земли Гамути, как его называют, не смогут предъявить на нее свои права". Стеллер - путешественник и натуралист, адъюнкт Петербургской академии наук; немец по национальности. Принимал участие в экспедициях В. В году вышла в свет одна из его работ - "Описание земли Камчатки". Китобои держали в строжайшей тайне то, что яд изготовляется из корней аконита. И чтобы скрыть правду, распространяли слухи, якобы яд делается из жира, вытапливаемого из человеческих трупов, и что особенно хороши для этой цели трупы богатых китоловов. Французский этнограф Пинар писал, что сам видел, как для китовой охоты использовались копья с наконечниками из сланца; кит, раненный хотя бы один раз таким копьем, обычно умирал через несколько дней.

    Алеуты, подчеркивает фон Киттлиц , ведут китобойный промысел вовсе не с коммерческими целями, для них охота на китов - суровая жизненная необходимость: Эти метательные снаряды, так же как и все остальные, выточены из дерева; к каждому из них приделан длинный, примерно сантиметровый массивный наконечник из китового уса. Тяжелый наконечник увеличивает дальность полета снаряда. Наконечник тщательно отшлифован, и с одной его стороны сделаны острые глубокие зазубрины, благодаря чему метательный снаряд прочно застревает в ране. Самое острие наконечника делается из обсидиана - вулканического стекла, лавы или трахита. Ломкость этих материалов только способствует тому, что в теле раненого животного начинается воспалительный процесс, который и приводит к его смерти". Тогда община этого острова обследует копье, которым кит был ранен: Врангель, именем которого назван остров в Чукотском море, описывал примерно такой же способ охоты: Если гарпун проник сквозь слой жира и вошел в мясо,- рана смертельна. Тогда через два-три дня кит обязательно умирает и течением его тело прибивает к ближайшему берегу. Каждый охотник очень заботится о том, чтобы па его оружии был хорошо заметен знак, по которому - если оружие осталось в теле найденного кита - можно будет установить имя того, кто его убил". Китовая охота с отравленным оружием велась у берегов Алеутских островов, Камчатки, Курильских островов и вблизи Хоккайдо - северного острова Японии. Южнее этот способ уже не применялся - там была в ходу совсем иная техника китобойного промысла. Забой китов в прибрежных японских водах, кроме острова Хоккайдо, уже в XVI веке велся так же, как и в Европе,- с помощью небольших лодок, гарпунов и копий. Однако около года здесь появился новый способ - лов животных с использованием тяжелых сетей. Этот способ требовал более многочисленного и более крупногабаритного снаряжения, чем то, каким мог пользоваться охотник-одиночка, и поэтому китовый лов перешел в руки состоятельных предпринимателей, которые могли вкладывать в его организацию значительные средства.

    Какое судно, если верить названию, предназначено для охоты на китов?

    Теперь, чтобы снарядить суда для китобойного промысла, требовались деньги - и не только на сложные приспособления, но и на высокую оплату тяжелого и опасного труда китобоев. Японская китобойная база того времени представляла собой целую фабрику: На специальных наблюдательных постах, расположенных на возвышенных местах, с которых море просматривалось далеко вокруг, постоянно несли сторожевую службу. Как только киты появлялись в поле зрения наблюдателей, с постов подавали сигнал и сообщали их местонахождение. Сразу же спускалась на воду целая флотилия судов, которые тянули огромную сеть. Этой сетью сначала опутывали кита, а затем забивали его гарпунами и копьями. В году вышла книга японского писателя Ёсэя Оямады "Исанатору-Екотоба" "Изображение китовой охоты" , в которой он описывает, сопровождая свои рассказы иллюстрациями, лов китов. Один богатый человек по имени Матадзэмо Мацутоми, рассказывает Оямада, жил в городе Ишибу-ура на небольшом островке Икицуки. Он занимался китобойным промыслом, и ему была подвластна целая область, где жили китобои. Заправлять китовым промыслом - дело трудное, требующее больших средств. Прежде всего надо построить китобойную базу. Затем база огораживается каменной стеной, в которой с каждой стороны делаются ворота. Стража несет там караул всю ночь, и сторожа, чтобы показать, что они не спят, время от времени бьют в барабаны. Когда же на берегу лежит туша кита, караул несут особенно бдительно, и сторожа непрерывно обходят территорию то внутри, то снаружи забора. На территории базы имеется много строений: При строительстве очень важно правильно выбрать место для помоста, по которому будут выволакивать на берег китовые туши,- помост располагается на берегу, непосредственно перед самой базой, правильно составить план расположения всех строений, причалов, сторожевых наблюдательных постов и сторожевых судов, рационально расположить штабеля дров, площадки для сушки сетей и т. Он нанимал множество рабочих, плотников, бондарей, кузнецов, штукатуров и других ремесленников. Его двери были широко открыты для талантливых и образованных людей, приезжавших к нему в гости,- врачей, хирургов, и к нему съезжались смотреть на китовую охоту разные влиятельные и высокородные господа. Среди его слуг было около десяти надсмотрщиков.

    лодка для ловли китов

    Два надсмотрщика распоряжались всеми китобойными командами и руководили всем промыслом. Надсмотрщики и конторские служащие заметно отличались от обыкновенных китобоев.

    лодка для ловли китов

    Они выходили за пределы базы только в сопровождении слуг, а у себя дома проводили свободное время в изысканных занятиях. Снаряжение китобоев состояло из трех наборов сетей, по тридцать восемь сетей в каждом. Так как сеть нельзя опустить на очень большую глубину, приходится загонять китов в более мелководные места, где их и ловят сетями. Там рассаживаются в ряд семьдесят — восемьдесят человек, перед ними на канате висят огромные пласты китового жира. Каждый отрезает от пласта куски и складывает их в стоящую рядом деревянную бадью. Поблизости расположены семнадцать жироварен, а позади них сооружена галерея на такой высоте, что если поднимешься на нее по каменным ступенькам, то увидишь котлы, вделанные в каждую печь. Разрезанный на куски жир закладывается в котлы, из которых потом выливается уже вытопленная ворвань. Перед котлами сооружается земляной вал, достаточно высокий, чтобы предотвратить воспламенение кипящей ворвани. С задней стороны вала проходит труба, в которую стекает кипящая ворвань. Затем ворвань остужают, разливают в пятнадцать-шестнадцать больших чанов и убирают в специальный склад. Любая часть китовой туши идет в пищу — в ней съедобно все: Только китовую печень никогда не едят.

    Кит едва не запрыгнул в лодку к рыбакам: видео

    Говорят, что печень оставляют для некоего особого употребления тем, кто свежует кита, но что они из нее делают — неизвестно. У входа в склад сидит служащий, а перед складом устроена площадка, на которой около двадцати рабочих, сидящих в ряд, режут на куски отдельные части китовой туши. У дверей поставлен специальный человек: Для обработки китовых жил отведено специальное помещение. Здесь под началом управляющего обрабатывают жилы двенадцать рабочих, которым помогают семеро учеников. В цехе обработки костей слева от входа сидит управляющий, а рядом с ним высится куча костей.

    Череп и нижняя челюсть кита, толстые, как бревна, сильно отличаются от других костей. Их приходится распиливать специальной пилой. Остальные кости разрубают топором. Хвостовые позвонки, ребра и прочее тоже рубят топором или резаком. Занимается этим около тридцати рабочих, они разделывают кости на куски, напоминающие поленья дров, затем складывают их в деревянные ящики. Осколки костей кипятят в подсоленной воде, вываривая из них жир, для этого отведено шесть специальных котлов, под которыми устроены топки. Прическа у тех, кто занимается китовым промыслом, совсем иная, чем у обычных людей. У китобоев очень длинные волосы, разделенные прямым пробором; когда они прыгают в воду, чтобы обвязать веревками пойманного кита, то так обессиливают от этой работы, что уже не могут самостоятельно взобраться обратно в лодку, и товарищи втаскивают их на борт за волосы. Вернувшись на сушу после забоя кита, гарпунеры исполняют особый ритуальный танец.

    лодка для ловли китов

    Каждый — а все они могучие, как борцы, — держа над головой дубинку, делает огромные шаги, потрясает оружием, высоко подпрыгивает. И все поют песню, состоящую из взаимных поздравлений и благодарностей, и в танце изображают охоту на кита. Вокруг собирается множество народу: Забавно наблюдать, как зрители обсуждают искусство и ловкость танцоров, показывая на них пальцами, переглядываясь и перешептываясь друг с другом. Все это вместе являет собой удивительное зрелище! Последний раз китов ловили с помощью сетей в году в префектуре Ямагути, на крайнем юго-западе острова Хонсю. В заливах и фьордах архипелага их было такое множество, что вскоре установился следующий обычай: Экипаж судна вытаскивал всех добытых китов тут же на берег, здесь же их свежевали, разделывали и вытапливали ворвань. В году туда были посланы суда со строительными материалами. В этом предприятии участвовали города Амстердам, Мидделбург, Флашинг и другие. Каждый город держал там свои суда, свои склады и свои жироварни, откуда ворвань шла на продажу. Посылали на север довольно много судов и отдельные города — Гамбург и Бремен, и целые страны — Швеция, Дания и Франция тоже отправляли туда свои флотилии. Но самым мощным был голландский китобойный флот. Во второй четверти XVII века лишь немногие английские суда отваживались отправляться на север. Их сочли погибшими, и корабль в августе этого же года вернулся в Лондон без них. Возвратившись в конце концов на родину, моряки имели все основания говорить, что они — первые люди, зазимовавшие на Шпицбергене. Они как-то сумели продержаться целую зиму — вплоть до следующего года, когда их спасли прибывшие туда корабли. Вот что рассказывает Пелэм об этой хижине: Был он около восьмидесяти футов 1 в длину и примерно пятьдесят в ширину. Этот документ показывает, насколько основательно строились голландские китобойные базы. Из трех очагов-топок, в которых вытапливалась ворвань, мы получили тысячу кирпичей. Здесь же мы нашли три огромные бочки с очень хорошей известью. Из этих строительных материалов внутри найденного ими большого дома они соорудили другой, поменьше, и, пока их не спасли, вели там жалкое существование, питаясь отбросами китового мяса, оставшимися от минувшего китобойного сезона. В году король Дании и Норвегии Христиан IV отправил капитана Джона Монка на поиски Северо-западного прохода в Индию через Гудзонов пролив, В своем отчете об этом путешествии Монк описывает и китобойный промысел тех времен: Моряки гребут во всю мочь, догоняя кита, но при этом принимают все меры предосторожности, чтобы не оказаться слишком близко к его хвосту. Я - простой сухопутный человек, и если бороздил реки, то только на лодках и теплоходах. С китобойцами, если такие ещё остались, ходить в открытые моря и океаны не доводилось. Любой "морской волк" ответит в два счёта на вопрос, а мне же пришлось пройтись по волнам инета, чтобы с точностью ответить, что судно это - "ВЕЛЬБОТ".

    Для того чтобы выбрать правильный ответ нужно знать, что обозначает каждое из четырех представленных названий. Совершенно в этом вопросе не разбираясь с стала поочередно вписывать в поисковик названия, к счастью уже после второго названия было ясно, что это нужный ответ- Вельбот, в переводе китовая лодка. Like 1 Show likes 1 Nov at 5: Petr Tatarinov replied to Yury. Юрий , по дори ответил вам в личку. В Комсомольске-на-Амуре реализуется замечательный проект "Белый треугольник", в рамках которого молодежь учится навыкам управления парусным судном, а также создается собственный флот i ай Вот видео с гонки закрытия сезона, с ай на самых первых кадрах. Фото сделано в Комсомольске.

    Игорь 14.12.2017

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *